Воскресенье, 25.06.2017
Мой сайт
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » 2013 » Июль » 10 » Благая жизнь
16:32
Благая жизнь

Благая жизнь

                                                                                  Валерий Сагатовский

                                                                                      vn-sagat@yandex.ru

Счастье  дано от природы,

Счастье не надо искать.

Надо в любые невзгоды

Счастье свое сохранять.

 

   Я очень давно понял, что люди не равны, и суть этого неравенства не  столько в национальных, классовых, партийных,  религиозных различиях и не в уровне способностей, а, прежде всего, в базовых ценностях, определяющих смысл нашей жизни и её стратегию. В том, как разные люди представляют себе благо и счастье и условия их достижения. Разумеется, конкретное разнообразие  этих представлений неисчерпаемо, но в качестве общего каркаса можно и нужно выделить определенную типологию. Тем, чей ум (точнее клиповое «мышление») устроен так, что всякая абстракция имеет для них отрицательный смысл и не может быть успешно применена в жизни, дальше читать не стоит.

  Существуют три основных аксиологических человеческих типа. Полярно противоположные меньшинства это хищники-деструкторы и созидатели, находящееся между ними большинство – конформисты. Хищники ориентированы на пре-ступление, они готовы ради самоутверждения и самовыражения преступить любые ограничения: нравственные, правовые, эстетические. И в этом своеволии видят свое счастье и смысл жизни. Созидатели ориентированы на поступок в том смысле как понимал его Бахтин: неповторимое событие вхождения в бытие. А содержательно это можно охарактеризовать словами Ильина: вплести свою нить в Божью ткань мира. Счастье и смысл жизни, стало быть, в совершенствовании бытия, а не в противопоставлении ему себя любимого. И, наконец, конформисты ориентируются на то, что А.Тойнби назвал мимезисом – приспособление к тому, что принято; быть, по крайней мере, «не хуже других» («модным», «современным»). В определенном смысле историю можно представить как борьбу созидателей и хищников за умы конформистов. И в наше время – в эпоху глобализации с позиций ценностей современной цивилизации Запада – хищники –деструкторы явно побеждают в своем осознанно развращающем воздействии на сознание и поведение масс.

   Бросается в глаза принципиальное различие в понимании условий счастливой жизни между хищниками и конформистами с одной стороны и созидателями – с другой.  У первых доминирует зависимость от внешних факторов, у вторых – от внутренних.  Хищник не может быть счастлив без утверждения своей воли над объектом насилия и конкуренции. Конформист – без соответствия принятым внешним стандартам. У созидателя же внешняя зависимость носит скорее отрицательный характер: не мешайте мне делать добро и совершенствовать мир, увеличивая в нем сумму развивающейся гармонии. По сути, он самодостаточен, предпосылки счастья внутри него самого. Он родился созданным для счастья.

   Но, конечно, все обстоит не так просто. Люди не делятся на ангелов с одной стороны и дьяволов и их «фанатов» с другой. В действительности в каждом из нас есть задатки всех трех типов. Речь может идти, во-первых, о разных типологических проявлениях в разных отношениях. К примеру, созидатель наедине с объектом своей профессиональной деятельности (или хобби), конформист по отношению к начальству и деструктор у себя дома или в отношениях с соседями. Во-вторых, наряду со смешанными типами существуют случаи явного доминирования одного из рассматриваемых аксиологических начал. Но, опять-таки, и доминирование тоже существует не «вообще», но в определенном отношении. Благодарные потомки прощают невыносимый характер  гениальному поэту или общественному деятелю, оценивая, прежде всего, их социально значимый созидательный вклад. Но вряд ли так способны рассуждать его близкие.

   Так что скорее приходится говорить о том, что образы, соответствующие обозначенным типам, представляют собой идеалы, мировоззренческие представления о должном. Вот, к примеру, выражение созидательного идеала у двух поэтов.

И с грустью тайной и сердечной

Я думал: «Жалкий человек.

Чего он хочет!.. небо ясно,

Под небом места много всем,

Но беспрестанно и напрасно

Один враждует он – зачем?»

М.Лермонтов.

 

Мне мало надо.

Краюху хлеба,

Да каплю молока.

Да это небо,

Да эти облака.

В.Хлебников.

Другой вопрос – и достаточно драматический, насколько  последовательно эти люди  и другие носители созидательных идеалов  воплощали свои  искренние намерения в реальной повседневной жизни.

   Попробуем теперь более конкретно обрисовать идеалы и стиль поведения основных аксиологических типов. Проще всего с конформистами. В зависимости от обстоятельств, к которым надо приспособиться, они легко становятся  (точнее, «мимикрируются под») коммунистами и «демократами», атеистами и верующими, фанатами разных спортивных команд или модных артистов и т.д. Важно одно – примкнуть к тем, кто сейчас «на высоте», чувствовать себя среди сильных, побеждающих, успешных. А поскольку развитие общества являет колоссальное разнообразие, эти люди всегда во власти искусственных внешних образцов, ими так легко манипулировать. Но трудно надеяться – предадут немедля, лишь ветер сменится.

Давно ль они шагали с гитлерюгендом,

Иль красными косынками сверкали?

А ныне все уже давно поругано,

Все обгыгыкали, все оборжали…

 

Как оболванить их легко – смотри:

Идут, идут рядами, пусть нестройными,

Татуированные, откормленные

На сексе сдвинутые дикари.

  Столь же переменчиво и их ощущение счастья, его основание не внутри них самих, оно полностью зависимо от того, что сейчас модно, принято, престижно. И потому  вместо естественно развивающейся гармонии – сплошная суета сует, озабоченность, напряженность, завистливость. В общем, сплошной Бандар-лог, если вспомнить Р.Киплинга. Биологическое стремление выжить в любых обстоятельствах, приобретая причудливые социальные формы, меняет и содержание: не просто выжить и существовать, но существовать, подчинив себя извне заданным, изначально чуждым стандартам.

   Если для конформистов на биологическом уровне характерно доминирование приспособляемости, то для хищников-деструкторов – агрессивно-эксплуататорское начало. Весь мир и другие люди для них лишь объект для их самовыражения в своеволии, для проявления их «воли к власти», средство для обеспечения максимальной самореализации. Б.А.Диденко предполагает у них определенную психофизиологическую патологию, порождающую   отсутствие совести, готовность преступить любую черту, если это нужно для достижения их целей. Используя постоянно совершенствующиеся мощные социальные средства, они  ориентируются на то, чтобы к ним приспособлялись, постоянное насилие – их стихия. Они образуют костяк того образования, которое А.Тойнби назвал «правящим меньшинством». Идеи, генерируемые «творческим меньшинством», их не интересуют как таковые, но лишь как лозунги и идеологическая ширма для прихода к власти и поддержания её.

Мой взгляд на историю

Шито-крыто. Как будто и не было.

И попрятали в воду концы

Расстрелявшие Землю и Небо,

Захвативши власть наглецы.

 

Так всегда. Так было веками.

Лишь приманки меняли слегка.

И владели во всю дураками,

И валяли во всю дурака.

 

И вверху восседал неизменно

И земель и людей властелин –

 Неуемный синклит «суперменов»,

«Настоящих», матерых мужчин,

 

Попиравших тихих и слабых,

Свой неправый вершивших суд.

И порочные глупые бабы

Разжигали тщеславия зуд.

 

Те же игры и те же ставки,

И гремит сатанинский бал.

И никто не просит отставки,

Даже если все проиграл…

  Что общего между деструкторами и конформистами? То, что они крутятся в ими же самими  воспроизводимом круге искусственных внешних факторов. Конформисты вынуждены к этой системе приспособляться, хищники без неё не могут самоутверждаться. Первые – марионетки,  по отношению ко вторым, но и те и другие –марионетки по отношению к системе в целом. Основные факторы этой системы неплохо описал  в своих последних романах В.Пелевин, использовав модные ныне термины: гламур, дискурс и протест. Гламур – это мир потребностей, искусственно раздуваемых модой, рекламой и иными  манипулятивными средствами. Дискурс – система действий, освящаемых стандартами нашего мышления. Протест – способ выхода накапливаемой отрицательной энергии без серьезного риска для системы в целом. Чтобы люди вдруг не вырвались из круга гламур-дискурс, иногда надо устраивать локальный «управляемый хаос» типа «цветных революций». В скобках замечу, что сам Пелевин, как и большинство писателей, теряющих меру в использовании приемов фэнтэзи (от безыдейного Муруками до идейного Проханова), также замкнут в рамках описываемой им системы.

   Без заданной извне системы ориентаций функционирующие в ней люди просто теряют самих себя, переставая быть «авторами» (Р.Барт) своих поступков и становясь всего лишь «функциями дискурса» (М.Фуко).

Работа, сон, вино, иль люди –

Пусть что угодно, но один

Перед лицом судьбы и буден

Ты сам себе не господин.

 

Пугаясь мыслей непривычных,

Кружась как белка в колесе,

Ты рад, что ты живешь обычно,

Ты рад, что ты живешь как все…

Это относительно конформистов. Но следующие строки равно касаются и хищников.

Все они, как один, в мельтешении

Суетливых, хоть мощных страстей,

Безусловных в своем воплощении,

Хоть условных по сути затей.

Разница в размахе. «Я тоже крутой» - говорит один. «А я всех круче!» - возвещает другой. У одного машина «не хуже чем у…», а у другого «лучше всех!» (самый большой доход или яхта или пирамида или количество покоренных женщин, а то и народов…). Или ходок в тюрьму… В самом деле, обычному уголовнику далеко до престижного хищника по масштабу, но разве суть не та же: пре-ступить  и этим самоутвердиться. Но все они живут в мире внешних «гламурно-дискурсных» стандартов, условных симулякров (Ж.Бодрийяр)… Их счастье зависит от соответствия этим внешним установкам. Они как бы рождаются пустыми, без изнутри укорененного чувства счастья. И, если жизнь поворачивается так, что извне задаваемый образец реализовать не удается, то и вывод однозначный: «Нет счастья в жизни», ибо «Такова жизнь, и не нам её переделывать».

   Ошибка постмодернистов в том, что такую позицию они приписывают всем людям. А это не так! Им, как и людям только что описанных типов,  не понять  скептическое отношение к извне детерминированному счастью:

Из-за ничтожных жалких крох

Кровь проливают исполины -

 Вожди народов и эпох…

Если эта копейка (а тем паче миллиард) принадлежит мне по праву («С нами Бог!») или должен мне принадлежать (в соответствии с моими представлениями о справедливости или моим суперменским «хочу»), то это никак не может быть «ничтожной крохой»! Ну, никак! На смерть буду скандалить, интриговать, судиться, сражаться, а иначе  ни я сам себя, ни другие меня уважать не станут! Ну никакой харизмы не будет!

   К счастью существует и иное представление о благе и счастье. У тех, у кого оно укоренено изнутри.  Наверное, «счастье дано от природы» имеет и биологическую основу: особый тип психофизиологических реакций.  Вспоминая мысль Диденко, что хищники от природы лишены совести, можно сказать, что созидатели от природы наделены предпосылками к счастью. И суть этой укорененности, конечно,  в душе. Богатая внутренняя душевно-духовная жизнь обесценивает значимость внешней суеты сует. Для такого человека характерна самоценность созерцания, деятельности, творчества и гармонии в отношениях с миром и другими людьми.  Он ориентируется  прежде всего на внутреннюю потребность всех этих проявлений, а не на их значимость для прагматического приспособления или своевольного самоутверждения. Остановимся конкретно на каждом из названных способов отношения человека к миру.

   Созерцание.  Способность бескорыстно созерцать красоту бытия  -  краеугольный камень самодостаточности счастья.

Снег озаренный белорозовый.

Алеет тень над белым скатом.

И свет серебряный березовый

В пионах темного заката.

 

Какие краски нам дарованы,

Какое счастье нам открыто!

Кто ж виноват, что слепы, снова мы

Рай оставляя необжитым?!

*

*  *

Они не ведают, они не знают

Той тихой радости, какую знаю я.

В гыгыканье и распрях прожигают

 Священные мгновенья бытия.

 

О, если б вы глаза свои подняли

На эти золотые облака.

О, если б вы обняли эти дали

Своей душой – как жизнь была б легка!

 

Как мало надо было бы для счастья,

Как плавно бы, как славно бы жилось…

Но нет: бал правит жажда выпендрежа, власти,

Тупая похотливость, зависть, злость.

 

Ужель вовек все это неизбежно?

Жизнь ведь сама – и без прикрас -  красна.

Мне ж одна только тихая нежность,

Безоглядная нежность нужна.

На бескорыстном созерцании зиждется любовь к миру:

Я слушаю Землю.

И взором вбираю в себя.

Я внемлю тебе, Земля, внемлю.

И я люблю тебя.

   Деятельность. Все то, что совершается нами не  как чуждое и насильственно навязанное, воспринимается как самоценный процесс. Это можно пояснить примером дзэн-буддистской мудрости: «Как удивительно это, как таинственно! Я приношу дрова, я таскаю воду». Любое мгновение предстает не как средство по отношению к «прекрасному будущему» или властному самоутверждению, но как само по себе содержащее вечность, прекрасное в своей самодостаточности.

Построив дом, я строил баньку.

Вставало утро, пели птахи.

Строгал я электрорубанком

На пол осиновые плахи.

 

За стружками летели стружки.

День плыл к полуденному зною.

Плеснул в лицо себе из кружки

Я родниковою водою.

 

 

Усталость дня и лет ей смыта

Глотком дыхания второго.

И ощутил я прелесть быта

Самодостаточно-простого.

   Творчество. «Ну,  кто же теперь работает ради идеи?» - снисходительно вопрошают «креативные» (в смысле умения залезть в чужой карман) и «успешные». Да,  наверное, как и всегда, те, у кого есть созидательные идеи, без разработки и реализации которых их жизнь теряет смысл. Такие люди не могут не изобретать, не писать стихи, не создавать теории и т.д. В эпоху «восстания масс» подделка под творчество приобрела массовый характер. Ради денег, ради славы. «Ученым можешь ты не быть, но кандидатом стать обязан». Ни голоса, ни души у тебя нет, но кривлянье, связи и реклама делают тебя «звездой». Профанация и очковтирательство протии подлинного созидания!

   Гармония. Ориентация во всех своих проявлениях на гармонию с миром и другими людьми задает тот контекст, в рамках которого все выше рассмотренные качества образуют такую целостность, которая позволяет говорить о созидательной направленности. Ведь именно гармония, сопричастность к целому и образуют ту Божью ткань, в которую вплетает свою нить наша деятельность, то бытие, неповторимое вхождение в которое являют собой события человеческих поступков. Если это не соблюдается, то всегда остается лазейка для искажения созидательности властным самоутверждением. Пусть созерцание, деятельность и творчество самоценны для меня. Но всегда существует опасность перейти грань между самоценностью как таковой и самоценностью именно для меня, для моего самоутверждения. Происходит смена акцентов: от «все это прекрасно в моих проявлениях само по себе» на «все это прекрасно в моих проявлениях»: от вполне невинного и естественного «Ай да Пушкин, ай да сукин сын!» до самовлюбленности эгоцентрика, готового все принести в жертву проявлениям своей внутренней природы. Только гармония предостерегает нас от подмены стремления к оптимуму на все тот же своевольный максимум, столь характерный для хищников и подкупающий собой конформистов. Маркс мечтал когда-то о самореализации человека «без заранее созданного масштаба». Мы видим теперь, к чему приводит такая самореализация. Ориентация на гармонию как раз и задает нужный масштаб. Им является внутренняя потребность  возрастании суммы блага в этом мире.

   Так что ещё раз подчеркну: нет, далеко не просто обстоит дело с применением человеческой типологии. Ибо созидатели в отдельных своих проявлениях  часто оказываются дисгармоничными за их пределами. Да, он изумителен в своей медитативной созерцательности, но не станет нарушать свой покой в ситуации, опасной для других. Да, он написал прекрасную книгу или сделал замечательное открытие, но никогда не проявит объективности к «конкуренту» и очень неплохо организует самопиар.

  Ориентация на гармонию призвана пронизывать все уровни человеческих отношений к миру: экологический, социальный, межличностный, душевно-духовный. Для этого требуется глубинная любовь к природе, к подлинной культуре, к проявлениям иной человеческой субъективности и в основе основ – к духовному уровню бытия, сопричастность индивидуальной  души к духовной основе мира (говоря философски, субъективной реальности к реальности трансцендентной). Воля к любви против воли к власти!

  Начиная с повседневных отношений между людьми, идеал гармонии ориентирует на то, что хищникам и конформистам кажется сантиментами и слюнтяйством. Говоря словами Б.Окуджавы:

Давайте говорить друг другу комплименты,

Ведь это все любви счастливые моменты.

Давайте жить во всем друг другу потакая,

Тем более, что жизнь короткая такая…

Это не означает проповедь абсолютного «ненасилия». Жизнь невозможна без ответственности, а последняя может потребовать применения силы и к себе и к другим. Весь вопрос в том, что задает общий тон: напряженная озабоченность, упертость и начальственная требовательность, приобретающая садомазохистский характер, или же миролюбие, умение отказаться от того, что нарушает гармонию (предпочтение оптимума максимуму) одновременно с готовностью мобилизоваться, когда это действительно необходимо. А где критерии такой «действительной необходимости»? Спросите что-нибудь полегче… Это частный случай неизбежных трудностей при переходе от идеала к его реализации.

      А реализовать идеал благой жизни действительно нелегко. Я вижу на этом пути две основные проблемы. Первая касается частной жизни, вторая – общества в целом. Ведь, кроме  общего единомыслия  в отношении идеала, вы можете встретить в другом человеке такие неприемлемые вкрапления других аксиологических типов, что реальное постоянное общение становится проблематичным. И это чревато одиночеством. Но в принципе по мере роста культуры взаимопонимания и при наличии доминанты миролюбия такие проблемы разрешимы.

  Менее оптимистичен у меня взгляд на возможность того, что идеал гармонии когда-нибудь сможет восторжествовать в обществе в целом. Люди, способные умерить свои аппетиты ради общего согласия, те для которых общая атмосфера любви  важнее конкретного куска, который надлежит вырвать у жизни, в принципе впечатлительнее и миролюбивее и потому слабее  матерых хищников. Ну да, «добро должно быть с кулаками». Должно, с этим я согласен. Любовь не распространяется на возбудителей опасных болезней в природе и на исповедующих идеал пре-ступления в обществе. Я, кстати, убежденный сторонник смертной казни в современной цивилизации глобального разврата. Но «кто колокольчик будет вешать»? (Этот вопрос был задан одному мышонку, который предложил повесить на шею коту колокольчик, чтобы знать о его приближении). Ведь как ни тренируйся, кулаки более органично присущи злу. Добрые созидатели сочиняют замечательные добрые проекты, а реализовать их берутся совсем не добрые карьеристы. И начинается игра в «испорченный телефон». Действенного противоядия на этот случай пока никто не придумал. Перманентная ротация кадров в духе Сталина также, как известно, добром не кончилась.

   Но, 5как бы там ни было, если идеал укоренен в душе, то его носитель не может не искать средств его реализации.

 

 

 

 

 

 

 

 

  

 

 

 

  

   

 

 

  

 

 

 

 

 

 

  

 

 

Просмотров: 248 | Добавил: vasagatovskij | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск
Календарь
«  Июль 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Все проекты компании
  • Copyright MyCorp © 2017
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz